ksenia@bausheva специально для проекта Cosmopolitan "Поколение Cosmo": интервью Риты Дакоты

-Рита, добрый день! Рады знакомству!  И первый вопрос: почему же Дакота? Откуда такой псевдоним?

-Это прозвище ко мне прилипло с самого детства, знаете, у всех были свои интересы: девочки собираются, плетут из бисера фенечки, кто-то танцует брейк-данс. А вот я попала в компанию граффитчиков и училась рисовать. Художник из меня не очень, конечно, но мне это очень нравилось и мне казалось, что у меня получается хорошо. И когда мне было 13-14 лет в Минске оказались граффитчики из Португалии. Они увидели мои работы и были удивлены стилем моих рисунков, например тому, что я  включаю плюшевых медведей в графити или заменяю фруктами какие-то буквы. Они стали называть это на каком-то своем сленге, звучало как “дакотат”, что означало что-то необычное, эклектичное, многогранное, непонятное. И вот это прозвище ко мне прицепилось и все стали называть меня Рита Дакота. 

-Очень интересно! Но видимо написание графити осталось в прошлом, ведь мы знаем тебя исключительно как музыканта. А с чего началась твоя музыкальная карьера?

-Я никогда не видела себя ни в чем другом. Я помню свои мысли в пять лет, я думала, как я буду писать песни, каким я буду известным композитором. Я всегда представляла себя в студии, видела, что я записываю какой-то оркестр, рассаживала свои игрушки и давала им наставления: “ты играй на пианино, а ты на флейте”. То есть я всегда мечтала быть больше, чем просто певицей, я мечтала быть музыкантом. И вот собственно лет с пяти я и начала писать первые стихи и первые песни, первая была про мои игрушки и называлась “Стойкий маленький солдат”. А первая моя серьезная песня была написана, когда мне было одиннадцать. Я посмотрела фильм Леон и в конце, когда играла композиция Стинга Shape of my heart, я разрыдалась, уселась за рояль и написала свою первую красивую, серьезную, грустную песню.  У нас был выпускной по случаю окончания четвертого класса и я решила создать группу из двух девочек - меня и моей подружки, мы надели две одинаковые кофты и спели песню на этом празднике. В тот момент я поняла, что буду обязательно автором песен. 

-Если ты так рано осознала свое призвание, какой путь ты прошла для осуществления своей мечты?

-Потом я пела в панк-группе и писала музыкальные зарисовки для радиостанций. Я никогда не говорила, сколько мне лет и всегда просила какого-нибудь взрослого человека пойти со мной и представить эти песни, потому что я была уверена, что к 14-летней девочке не будут относиться серьезно и ничего не купят. Зато когда я брала с собой крестного папу или мамину подругу, получалось быстрее и надежнее. Потом я стала писать песни для белорусских артистов, причем началось все как в фильме “Малышка на миллион”. В Минске был педагог по вокалу, Гульнара Робертовна, она мне как вторая мама. Я за ней ходила по пятам год! Я умоляла ее взять меня, а она меня даже не слушала, потому что она была очень занятая и у нее были самые поющие девочки и мальчики Минска. Я нашла ее номер телефона и звонила, караулила около подъезда... В конечном итоге она сдалась, и я сыграла ей несколько своих песен, она опешила и взяла меня. Пару месяцев Гульнара Робертовна помогала мне оформить эти песни в демо, потому что песни не существует, пока она не записана, а поскольку я из бедной семьи, возможности раньше записать песню в аранжировке никогда не было.

-А как ты попала на проект Фабрика Звезд?

-Когда объявили кастинг на проект, друзья меня туда повезли исключительно с целью предложить песни. Они говорили: “Даже если эти песни у тебя не купят, подари их! Сделай так, чтобы кто-то из участников проекта спел твою песню, а снизу подписали автора.” И вот  с такими мыслями мы приехали. Когда мы увидели эту очередь, я была готова отказаться от этой идеи, но мои друзья сказали: “Ты должна отдать диски лично в руки, раздать их всем! Не хочешь стоять в очереди, спи в машине.” И я действительно спала в машине 8 часов, а они стояли за меня в очереди. И когда я прошла бесчисленное количество туров, и меня взяли на проект в качестве артиста, я была поражена. Я была уверена, что невозможно вот так просто приехать из Минска и попасть в культовый, самый популярный телепроект на Первом канале.Я очень долго сомневалась, до последнего думала, что это не бесплатно, что меня обманут, но все оказалось правдой. И я пошла, и мои песни заметили, в тот момент началась моя карьера. Во всех номинациях я пела только свои песни и писала для других участников проекта. 

-А после окончания Фабрики Звезд твои песни по-прежнему оставались популярны?

-После Фабрики у меня был очень затяжной период депрессии. Понимаете, выходишь оттуда, а у тебя в Москве ни друзей, ни денег ,ни жилья, ни работы - ничего, а уехать нельзя по контракту. И вот я ела овсянку, жила в маленькой комнате у брата на окраине Москвы, ездила на метро. И я прекрасно помню состояние, когда у меня 25 рублей в кармане и я думаю, поехать мне до метро на маршрутке, а обратно идти пешком, или наоборот, сейчас дойти пешком, а обратно на маршрутке, потому что будет темно и страшно. И я спускалась в метро, меня узнавали, подходили, просили сделать фото, а я в тот момент была в полном отчаянии.

-Но ты по-прежнему мечтала быть музыкантом, писать песни?

-У меня был такой переломный момент, когда я абсолютно явно поняла, что не хочу быть певицей. Шоу-бизнес мне чужд, мне претят очень многие правила, мне не комфортно. Лучше я буду делать ту музыку, которую хочу, но при этом быть автором ,а не исполнителем. Проект “Дакота” после Фабрики Звезд исчез, но зато я очень много времени посвятила саморазвитию. Была очень смешная ситуация. У меня не было пианино в Москве и не было возможности купить синтезатор, а настоящее пианино, хоть и стоило недорого, но в комнату просто не помещалось. Поэтому я давала 500 рублей сторожу из музыкальной школы неподалеку, и по ночам приходила с одеялами, накрывала ими пианино, чтобы приглушить звук, записывала песни на диктофон и в таком виде как-то над ними работала. Тогда мне казалось, что жизнь кончена, я никому не нужна и навсегда останусь безызвестным автором. Сейчас я вспоминаю этот период с теплотой. Мне кажется, что он был дан мне ,чтобы я ценила то, что имею, чтобы радовалась, что топовые, самые известные артисты, на которых я смотрела с открытым ртом, сейчас заказывают у меня песни, доверяют и прислушиваются ко мне.   

-Итак ,ты писала песни тайком в музыкальной школе. А что было потом?

-Я очень много занималась, читала много литературы, изучала поэтов, от современных до старинных, училась композиторскому мастерству. В итоге в какой-то момент я поняла, что уже достаточно выросла, чтобы начать продавать свои песни. Поначалу мне было очень стыдно звонить артисту и предлагать свои песни. Несколько раз было так, что я уже набирала номер, а потом клала трубку и ничего не предлагала. Мне было очень страшно, но один момент полностью перевернул мою жизнь. У меня накопилось уже достаточно большое количество музыкального материала, который не подошел бы никому из артистов в силу своей специфики. Я очень долго крутила в голове, кто мог бы это спеть, и меня осенило ,что это идеальный материал для группы Ранетки. Они были в тот момент на пике популярности, они собирали огромные арены и были просто культовой группой. У меня был номер их продюсера, но я побоялась ему позвонить и предложить. Спустя несколько лет их продюсер мне позвонил сам и предложил сотрудничество уже по новому проекту, и я рассказываю ему эту историю, что-то напеваю, показываю, поднимаю глаза, и вижу, что у этого взрослого мужчины,  успешного продюсера слезы на глазах. И тут он говорит: “Ты не представляешь, Дакота, как мне тогда нужен был такой молодой композитор, как я искал тогда материал, когда мы были в топе, на пике, когда у нас было очень много денег. Я искал такого человека и не знал, где мне взять такие песни.” И после этого у меня будто щелкнуло в голове, что никогда нельзя бояться. Лучше сделать и пожалеть, чем не сделать и пожалеть, как я сейчас. После этого у меня было несколько моментов, когда я позвонила и предложила артистам песни. Когда несколько моих песен “выстрелило”, когда известные артисты стали их покупать, начались входящие. Теперь у меня даже есть помощники, есть молодые авторы, которым я помогаю. Сейчас мои песни поют действительно очень хорошие, очень популярные и талантливые артисты, с которыми работать величайшее благо для меня: это Ёлка, это Ани Лорак, это Анита Цой, Светлана Лобода, Влад Соколовский, Зара и многие другие. 

-А ты окончательно решила больше не петь самой?

-Знаете, сейчас наступил такой момент, что накопилось большое количество песен, они как детишки, невозможно их кому-то отдать. И я поняла ,что возможно я что-то сделаю сама, я пришла к тому, что хочу записать свой альбом. У меня нет цели заработать много денег и стать успешной коммерческой певицей, я хочу просто этим песням дать жизнь, донести их до зрителя в том виде, в каком они каждую ночь играют у меня в голове. Кроме того, я работаю с разными режиссерами, делаю саундтреки к фильмам, к мультикам, это тоже очень интересно, передавать музыкой эмоцию, которую режиссер вложил в кадры. 

-Сейчас, пройдя свой непростой путь, какие у тебя появились жизненные установки, которые тебе помогли, и которые ты бы могла посоветовать читательницам?

-Знаете, очень много шагов я не предпринимала, потому что было очень страшно. Самое страшное в жизни любого творческого человека, это когда мечты не реализовываются. Когда ты начинаешь что-то делать, и не выходит: ты мечтал что-то делать, а тебя не признают, ты мечтал, чтобы эта песня сработала, а она не работает. Вот поэтому страшно и поэтому многие творческие люди ничего не предпринимают, чтобы эти мечты оставались такими же красочными и грели душу. Но это неправильно, надо стараться, перебарывать себя. Я, например, заменила слово “страшно” на словосочетание “страшно интересно”, и теперь, например, говорю: “мне страшно интересно что-то попробовать”, и я иду и пробую. Так что я советую всем, у кого есть мечты и стремления, и они боятся, что не получится ,что они опозорятся, разочаруются или еще что-то: не бойтесь, берите и делайте! Даже если что-то пойдет не так, это опыт, а опыт это самое ценное. 

-Не бояться, не бояться стучать в закрытые двери, не бояться следовать своей мечте, получается так?

-Именно.

-Рита, расскажи, какая история связывает тебя с Cosmo?

-Как я уже говорила ,я выросла в Минске, в бедном районе, училась в обычной школе. Там люди примерно одного достатка, для меня в Москве до сих пор дика огромная пропасть, которую часто можно встретить, например бутик дорогой одежды, а рядом сидит бездомный. В Минске такого нет. Мы в классе с девочками собирали деньги, которые нам давали родители на обеды, и шли в газетный киоск. Покупали один Cosmo на всех и по очереди каждая брала его домой читать, и так каждый месяц. Это было так здорово. Сейчас ценности ,конечно, поменялись: мы можем купить журнал за деньги, которые кажутся нам смешными, и оставить его в вагоне метро. Тогда было все не так, мы передавали каждый номер друг другу как священный огонь. Я помню обложки, я помню рубрики, у меня даже до сих пор дома в Минске хранятся вырезки!

-А почему именно Cosmo?

-Во-первых потому что он толстый, это было очень важно. Там было много всего: красивых девушек, на которых можно было посмотреть, модных вещей. Были статьи на самые разные темы, интервью с успешными женщинами, разделы о любви и отношениях. Это было очень интересно, современно написано, но при этом заставляло задуматься. Просматривая Cosmo, мы мечтали. И я правда думаю, что визуализация работает: когда ты смотришь красивый журнал с интересными путешествиями, с успешными людьми, ты визуализируешь. Ты мечтаешь о том, что когда ты вырастешь, ты тоже так сможешь, и тоже будешь красивой девушкой, с красивым мужчиной, пушистым псом и уютным домом. Когда девочки читают статью об успешной и добившейся многого в жизни женщине, они понимают, что возможно все, нужно лишь много трудиться, и это прекрасный пример!  Я до сих пор благодарна за это Cosmo. Мечты сбываются, визуализируйте!